Андрей Кряжев. КЖЦ как новый уровень ответственности и основа для энергосервиса

Первый в России КЖЦ – контракт жизненного цикла – по учету воды был заключен заводом «Водоприбор». Мы спросили Генерального директора предприятия Андрея Кряжева о его особенностях, рисках и преимуществах.

 

Андрей Сергеевич, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию, что привело к появлению такой формы как контракт жизненного цикла?

Андрей Кряжев: На протяжении последних десяти лет рынок наполнился дешевой низкокачественной продукцией. Перед ресурсоснабжающими компаниями и корпорациями остро встала задача отсечения недобросовестных поставщиков, из-за которых возникали значительные проблемы с монетизацией поставляемых ресурсов, ведь некачественные счетчики и неточные системы учета неизбежно приводят к искажению показаний.

В 2018 году вышло постановление правительства «О заключении контрактов жизненного цикла при оснащении системами учёта энергоресурсов и коммунальных услуг», согласно которому перечень КЖЦ был дополнен системами учета, в число которых входит и система «Водоприбор Учёт».

Основываясь на данной норме, мы заключили первый в России КЖЦ по учету воды c Государственным унитарным предприятием Московской области «Коммунальные системы МО». Был разработан ряд прозрачных требований, которые позволили честным, открытым и серьезным участникам рынка участвовать в данном конкурсе.

Являясь экспертами в области учета воды, производства элементов для узлов учета и проектирования самих узлов учета и систем комплексной передачи данных, мы давали рекомендации в части разработки конкурсной документации и других нормативных требований, которые будут предъявляться к участникам рынка. Были разработаны условия, которым может соответствовать большое количество участников рынка.

 

КЖЦ отсекают конкурентов, не готовых отвечать за качество. Из опыта первопроходца, какие еще характерные признаки должен иметь исполнитель? Возможно, чек-лист, чем надо обладать и что обеспечить, чтобы выйти на КЖЦ?

Предприятие, выступающее в роли исполнителя в КЖЦ, должно обладать собственной производственной и ремонтной базой. В противном случае, если в готовой системе что-то выходит из строя, приходится отправлять сбойный элемент производителю – в Европу, Китай, Америку – а это бывает несоразмерно дорого или невозможно.

Необходимо оборудование для производства всего узла комплексного учета в сборе.

Также необходима система передачи данных. Некоторые недобросовестные участники рынка не обладают собственным производством, и занимаются только передачей данных, при этом они не несут ответственность за достоверность этих данных. А достоверность – ключевое условие для правильной честной монетизации энергоресурсов.

Система передачи данных не должна быть построена на закрытых «проприетарных» протоколах, ее архитектура должна быть открытой – иначе есть риск, что появятся договоры с абонентской платой (за использование этих протоколов) и прочими скрытыми платежами.

Компания должна располагать проектным бюро или сформировать его после выигрыша тендера КЖЦ, иначе недостатки проектирования будут всплывать на стадии проведения монтажных работ и дальнейшего обслуживания.

Наконец, в компании должен быть штат специалистов, которые будут обслуживать эту систему, решать внештатные ситуации и, как результат, уменьшать накладные расходы.

В процессе эксплуатации заказчик не должен думать ни об одном из этих пунктов. Он должен регулярно получать с приборов учета достоверные показания, по которым он выставляет счета и получает деньги.

 

Чем КЖЦ отличается от комплексного предложения услуг по всей цепочке?

Ключевое отличие КЖЦ – это расчет итоговой стоимости всей системы на весь срок эксплуатации, включая при необходимости вопрос утилизации. В комплексном предложении этот этап просто не учитывается. Именно поэтому с «Коммунальными системами МО» мы заключили КЖЦ на 10 лет, а не на 12 (то есть, не на полный срок службы оборудования). Таким образом, остается время на плановое вхождение во вторую фазу, следующий контракт жизненного цикла, или на передачу заказчику на обслуживание метрологического и передающего оборудования, если он примет решение о самостоятельном обслуживании системы.

Кроме того, комплексное предложение противоречит федеральным законам № 44-ФЗ и № 223-ФЗ, которые, в случае, если не используется схема КЖЦ, предполагают, что все этапы работ должны быть разделены на отдельные торги. Но, к примеру, предпроектное обследование в принципе не может быть автономным процессом – иначе ответственность полностью размывается.

 

Расскажите о заключенном контракте, что готовы сделать открытым. Объект, срок, ваши обязательства.

Сумма контракта не очень большая, так как это первый подобный прецедент в России в области учета воды. Сейчас и с тем же, и с другими заказчиками мы ведем работу по заключению более крупных контрактов.

Объект – восточная система водоснабжения Московской области, это важный инфраструктурный объект. Мы как исполнители понимаем степень ответственности.

Объем работы – точки от водоподъемов до распределительных узлов в районах, таких как Орехово-Зуево и других объектах по этой ветке водоснабжения.

 

Что самое непростое в таком КЖЦ для исполнителя? В чем риски?

Самое сложное для исполнителя правильно рассчитать свои силы и риски. Ответственность очень серьезная, поэтому нужно быть уверенным в своей компетенции.

Для снижения рисков в идеале нужно предусмотреть систему страхования объектов и узлов учета, так как всегда есть фактор вандализма. Даже в наше просвещенное время еще не все согласны с тем, что за воду нужно платить.

Для того, кто не обладает ремонтной базой и технологическими средствами, задача будет очень трудновыполнимой – непременно возникнет много непредвиденных накладных расходов.

 

Чего типично опасается заказчик, есть ли риски для той стороны, и насколько они обоснованы?

Заказчику нужно тщательно работать над условиями проведения конкурса и вопросом допуска участников. Речь идет об ответственности на десятилетия. К исполнителям надо предъявлять серьезные, но в то же время обоснованные требования. Потом, после вхождения в КЖЦ, заказчику нужно осуществлять контроль за исполнением условий – для этого нужна соответствующая компетенция.

Но с другой стороны, КЖЦ предлагает заказчику преобразование большого количества низкотехнологичных рабочих мест (например, обходчиков, вручную снимающих показания со счетчиков с неустановленной работоспособностью) на меньшее число высококвалифицированных рабочих мест – диспетчеров, занимающихся мониторингом автоматизированной системы учета.

Речь не идет о монополизации: заказчик получает «службу единого окна», которая отвечает за результат. Ответственность не размывается между разными участниками процесса – это привело бы к удорожанию. Без КЖЦ исполнитель зачастую перекладывает ответственность на проектировщика, диспетчеры – на службу логистики, и т.д. В результате этой неопределенности страдает заказчик, не получая результата и как следствие, должного денежного возмещения за ресурс. Эту проблему решает контракт жизненного цикла.

 

Нужна ли какая-то помощь «снаружи» для развития таких КЖЦ – конкретные изменения в нормативную базу, методики, гарантии?

Необходим более четкий механизм привязки КЖЦ к реализуемым программам энергоэффективности. Чтобы сформировать качественный энергосервисный контракт, необходимы достоверные исходные данные, и тут форма КЖЦ является максимально эффективной. КЖЦ как фундамент энергосервисных контрактов позволит не только оптимизировать затраты на создание объектов, но и значительно снизить стоимость их последующего содержания и обслуживания в течение жизненного цикла.

Хотелось бы большего освещения опыта КЖЦ в прессе, на профильных выставках, конференциях, в том числе федеральных и региональных.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.