Мария Степанова. 10 лет 261-ФЗ об энергоэффективности — букварь усвоен?

На днях прогрессивная общественность готовится отмечать десять лет новейшей политике повышения энергоэффективности в России, старт которой был дан федеральным законом от 23 ноября 2009 года №261-ФЗ. Обзор от EnergiaVita к юбилею.

 

 

 

 

Мария Степанова,
директор Эксперт-бюро ЭнергиаВита

 

За 10 лет, например, ребенок освоит основные навыки – научится ходить, разговаривать, обслуживать себя, социализируется и даже закончит начальную школу. В этих категориях хотелось бы говорить и о повышении энергетической эффективности – попробовали то и это, узнали границы дозволенного, больно падали, упрямились и были наказаны. Готовы ли повзрослеть и расти дальше?

10 лет назад все было в новинку, и старших (а спецы, занимавшиеся эффективностью энергохозяйства десятилетиями, были и тогда), особо никто не слушал. События развивались в понятной логике, заимствованной в соседней песочнице (ведь та же Европа уже тогда была 40 лет как на этом пути). Иногда зря слушали и учились плохому у подростков из соседнего двора – зарубежные эксперты, навязывая юным умам свои цифры энергоемкости, не давали себе труда учесть специфику России – иная структура тепло- и электронагрузок, иные исторически сложившиеся технологические и схемные решения, иные эффекты и иные причины неэффективности.

 

Они говорили, «Нужен учет»

Отлично. И вот, бюджетные средства освоены, счетчики в жилых домах и бюджетных учреждениях стоят. Но часть установленных приборов не принята в эксплуатацию, еще у части показания не принимаются для начисления платежей, часть не совместимы, и уж совсем у немногих есть функция дистанционного снятия показаний. Кто отвечает за их эксплуатацию, поверку, достоверность показаний? Кому принадлежит прибор учета и в чьих интересах работает (либо, наоборот, не работает)? Оприборивание не дошло до тотальной «цифры для принятия решений».

Сегодня есть тенденция снять ответственность за счетчики с потребителя, но кому ее отдать, пока вопрос. Возможно, все же, обязанность будет возложена на ресурсника, возможно, найдет себя новый институт независимых операторов коммерческого учета (операторов энергоданных), не аффилированный ни одной из сторон, строящий и эксплуатирующий всю экосистему от прибора учета до цифры в мобильном приложении пользователя и отвечающий за ее достоверность, начиная с этапа метрологии. Важный вопрос, как это сделать, не повышая расходы потребителя. Но решения есть.

 

Нужны аудиты, — говорили они

… без них о каких мероприятиях и программах можно говорить. Все верно. Бюджетные средства освоены. Только заказчикам не объяснили, зачем все это, чего просить у исполнителей, за что и сколько платить, что с результатами энергоаудитов делать дальше. Недобросовестность, демпинг, перспективы у сотен тысяч энергопаспортов нет. Сколько лет не было системы их проверки и приема, сколько лет они были макулатурой, загораживающей проходы в профильном департаменте, да и сегодня ГИС Энергоэффективность как их архив не выполняет своих функций – информация опять не дошла до уровня принятия решений на ее основе, и новый хозяин говорит о перестройке функционала ГИС (а не проще ли начать заново, просится каверзный вопрос).

Сегодня бюджетные учреждения сдают энергодекларации, и надо научиться использовать эту информацию, сделать открытыми агрегированные данные для целей бенчмаркинга или поиска объектов для коммерческих проектов типа энергосервиса. Аудиты уже перестали быть обязательными для крупных потребителей и регулируемых организаций, и их отмена стала потерей и так редкой возможности влиять на промышленный сектор, во-первых, и контролировать состав тарифов, во-вторых. Навести порядок на рынке энергоаудитов и саморегулируемых организаций вполне решаемо, но проще оказалось сиюминутно сэкономить одним росчерком пера.

 

Нужна программа

… это хороший инструмент влияния. Цели, ответственные, сроки, мероприятия. Госпрограмма повышения энергоэффективности до 2020 года после первого мониторинга оказалась невыполненной, и из нее извлекли, по крайней мере, важный урок, что снижение энергоемкости ВВП надо подразделять на достигнутое за счет технологий и мероприятий по энергоэффективности (снижение потребления энергии в числителе при прочих равных) и структурные сдвиги в ВВП как знаменателе (рост экономики, рост доли малоэнергоемких секторов). И Минэкономразвития уже приняло соответствующую методику.

И подпрограмму энергоэффективности решено отдать под патронаж Минэкономразвития, т.е. поставить выше отраслевых интересов ТЭК.

 

Регионам нужны субсидии

… на реализацию их программ. А там все то же самое – установка приборов (постепенно пришло понимание, что сама по себе установка прибора учета не обязательно ведет к экономии, это не мероприятие по энергоэффективности, а лишь обеспечение мониторинга любых других мероприятий), установка энергоэффективного оборудования. Кризис и отмена бюджетных субсидий регионам, отмена обязательных энергоаудитов для бюджетного сектора хорошо вписались в тренд сокращения бюджетных расходов, вроде как одним решением миллиарды экономии. Через экономию киловатт-часов такое быстро не получишь.

И тут особенно остро нужны частные инвестиции.

 

Отличный вариант – энергосервис

Он был прописан еще в базовом федеральном законе, №261-ФЗ. Затем как мантру его повторили в законодательстве о контрактной системе государственных закупок (44-ФЗ). И сейчас мы понимаем, что гарантий инвесторам недостаточно, заказчикам не хватает квалификации, чтобы быть равноправной стороной по проекту, а конкурсные процедуры слишком неповоротливы для эско и требуют докрутки. Механизм энергосервиса пока не стал мейнстримом, много рисков, нет системных источников финансирования, требуется ручное управление с достаточно высокого уровня на стороне заказчика и много-много доверия другой стороне. И еще удача. Это не про массовые проекты?

Но продолжается доработка, появилась методическая база по расчетно-измерительному способу, измерениям и верификации, начинают работать механизмы рефинансирования – для части проектов уже можно применять факторинг, ждем измерений в Жилищный кодекс и запуска энергосервиса в МКД.

 

Жилищный сектор

Жилищный сектор – вообще особая статья, там разворачиваются процессы повышения прозрачности и контроля за управлением многоквартирными домами. А понимают ли собственники свою ответственность. А готовы ли они нести обязанности, а знают ли права, достаточно ли у них квалификации, чтобы их отстаивать, а как их оформить институционально. Кампания по капремонтам. Лицензирование УК. Переход на прямые договоры между ресурсоснабжающими организациями и собственниками.

 

Коммунальный сектор

Сложная история с коммунальным сектором, прежде всего теплоэнергетикой. То, что в советские годы давало колоссальные эффекты (концентрация городов, связка промышленных и бытовых потребителей, совместная выработка тепла и электроэнергии на ТЭЦ) к сегодняшнему дню в силу ряда процессов потеряно. Тарифное регулирование не мотивирует ни к технологической, ни к экономической эффективности, работа в нерасчетных режимах, частные интересы, приватизация локальных эффектов, и госрегулирование не справляется (схемы теплоснабжения городов и поселений часто сделаны недостаточно качественно и в любом случае недостаточно используются для принятия решений о развитии энерго-промышленных и городских узлов).

Новая модель регулирования рынка тепла, которой присвоили мем «альтернативной котельной», продвигается, но небыстро. Наравне с ней появляются концессии на системах теплоснабжения городов.

ФАС обещает переход на эталонные тарифы, и эта тема банится профессиональным общественным сознанием как очень непонятная по своим последствиям и механизму реализации.

 

Энергоэффективность зданий

Отдельная история развивается по энергоэффективности зданий. Принят целый ряд нормативных и ведомственных актов, профсообщество здесь играло немалую роль, разработав соответствующую дорожную карту и помогая ее реализовать. Однако ряда важных кирпичиков не хватает – нет единства нормативной базы по классу энергоэффективности зданий, непонятны процедуры его присвоения и верификации, а также налоговые последствия.

 

Для бюджетной сферы

история также разворачивается специфически. Общие требования к энергоэффективности зданий само собой, но возобновлены и требования к бюджетным организациям по снижению потребления ТЭР в сопоставимых условиях (постановление Правительства РФ от 7 октября 2019 г. №1289). Главные распорядители бюджетных средств уже к 1 июля 2020 года установят своим подведомственным учреждениям целевые показатели, исходя из потенциала и совокупной цели для подотрасли. Инструментом достижения целей станут обновленные программы энергосбережения.

 

Энергоэффективность в промышленности

… требует меньше государственного участия, поскольку движется собственной мотивацией предприятий, вынужденных конкурировать по цене, а теперь все чаще и по экологическому и углеродному следу. Здесь надо назвать меры технологического регулирования, в частности, переход на экологическое нормирование в соответствии с НДТ (наилучшими доступными технологиями) и распространение практик энергоменеджмента.

 

Центр ответственности

Больным вопросом все эти годы была дислокация центра ответственности за госполитику энергоэффективности. Многолетние попытки приживить эти вопросы к функционалу Минэнерго России оторвали немало ресурса. Ведомство, заточенное на развитие топливно-энергетического комплекса, старалось примирить внутри себя «пчел с медом», в последние годы сфокусировавшись на энергоэффективности собственно в ТЭК. Это органично, но никак не способствует движению для ЖКХ, бюджетных организаций, промышленности и, тем более, не рассматривает общестрановые эффекты. А энергоэффективность — макроэкономическая категория. Не только целевая, но и управляющая, влияющая на остальные составляющие баланса экономической системы. Хочется верить, что Минэкономразвития как плановому органу более естественно управлять этими вопросами, потому что энергоэффективность давно не про потребление ресурсов конкретным технологическим агрегатом.

 

Перспективы

Упрекать некого, все росли и взрослели как умели. Все делали в правильной логике, но не доводили до конца, не всегда видели конечную цель, не создавали систему поддержки и контроля. Не создан спрос на энергоэффективность, потенциальные заказчики недостаточно информированы и мотивированы. По факту системы финансирования в сочетании бюджетных и внебюджетных источников.

Но детские годы не прошли зря. Шишки набиты, и какие-то выводы сделаны. Профсообщество осознало себя и учится координироваться. Чемодан без ручки нашел хозяина – Минэкономразвития России взяло на себя ответственность за происходящее.

Но изменился и мир. Это больше не песочница, все серьезно. Налицо  бешеные амбиции стран, корпораций, отраслей по снижению углеродоемкости и переходу на ВИЭ, и все уже привыкли, что климатическая логика все больше превалирует в любых решениях, и риторика ощутимо меняется и внутри России.

Причем эти изменения будут происходить все быстрее, мы не устанем удивляться. Поразительная фраза:

Никогда еще мир не менялся так быстро, но никогда больше он не будет меняться так медленно

Мы привыкли удивляться изменениям? Зря. Мы не сможем привыкнуть, они будут происходить все быстрее.

И энергоэффективность уже больше не интересна сама по себе, она есть, но ушла из самостоятельной повестки, как в свое время ушли пейджеры, уступив место мобильным телефонам. Сегодня она встроена как элемент в экологическую эффективность и набор для комфорта и качества жизни, и все это с помощью цифровизации.

Интернет вещей, биг дата, искусственный интеллект и прочие обязательные атрибуты неодолимо перекрестятся и с вопросами повышения энергоэффективности систем на всех уровнях. Отдельное преломление случится в городах – умный город, сколько датчиков ни поставь, невозможен без прозрачного ЖКХ, хорошего умного света, возможности влиять на собственное потребление ресурсов.

Кто не выучил уроки учета, аудита, регуляторики — сам виноват, уже поздно, уже не матмодели, а искусственный интеллект, и задачи стоят кратно сложнее, типа национальной системы управления ТКО, а все это вещи неразрывно связанные и с экономической деятельностью предприятий, и с экологическим регулированием, и с тарифами, и с энергобалансом.

А что станет следующим поколением технологий, смартфоном? Вот и нужно решать, то ли все таки занудно доразобраться в пейджере, то ли уже осваивать кнопочный телефон, то ли замахнуться на флагманскую модель смартфона?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.