Михаил Шехтман. Промышленная автоматизация в энергетике и импортозамещение

Импортозамещение глазами российской компании в сфере автоматизации. Одно из узких горлышек – средства на исследования и разработки. Еще одна развилка – способность компаний к совместным инновациям. Сохраняются определенные риски, препятствующие реализации целей программы импортозамещения. Не четко понятна позиция регуляторов о готовности предоставлять преференции российским производителям.

 

 

 

 

Михаил ШЕХТМАН,
председатель Совета директоров
НПФ КРУГ

 

Хочу с благодарностью отметить, что российская энергетика на фоне некоторых других подотраслей ТЭК активно пользуется наработками отечественного рынка автоматизации. Российские производители средств промышленной автоматизации с живым интересом следят как за комплементарными рынками, прежде всего – программного обеспечения, так и за потребностями заказчиков, в том числе энергетиков. И вектор на импортозамещение несет в этом контексте некоторые противоречивые тенденции.

 

Импортозамещению в энергетике не хватает запроса

Могу сказать, что энергетические компании с государственным участием одними из первых сформировали запрос на отечественный софт и оборудование для промышленной автоматизации. Соответственно, крупные компании-интеграторы уже занимаются такими разработками, мы это четко видим.

Однако печально, что подобного заказа нет со стороны энергетиков негосударственных, а ведь их доля на рынке высока. Доля зарубежных зарубежных IT-решений все еще высока, хотя рынок уже предлагает и отечественные аналоги. В некоторых случаях они не на 100%  дотягивают пока до уровня иностранных конкурентов. Но у них и не будет шансов, ведь исследования и разработки стоят немалых денег, которые никто не вкладывает без прогноза на стабильный заказ.

Типичная компания на рынке промавтоматизации, даже четко осознавая будущий рынок, сегодня редко может найти значительные инвестиции в НИОКР, чтобы на этот рынок выйти. И такая ситуация не идет на пользу экономике в долгосрочной перспективе.

Мы ждем от государства мотивационных механизмов, таких как преференций для российской продукции на торгах, в том числе по стоимости. Примером может служить законодательство р.Казахстан (и там найден способ увязать такое важное решение с членством в ВТО).

 

Риск монополизма

В то же время, крупные корпорации – Ростех, Росатом – уже почувствовали вкус к отечественным решениям в области информационных технологий, и этот интерес затрагивает в том числе энергетический сектор. Можно надеяться, что за этим последует всплеск инвестиций в НИОКР, что так нужно отрасли.

Но в то же время это ведет и к риску чрезмерной концентрации технологий и ноу-хау. Мы уже видим случаи, когда под флагом импортозамещения некоторые игроки мечтают о монополизации рынка – это касается различных отраслей и продуктов, в том числе программного обеспечения. Очевидно, что в долгосрочной перспективе для всего рынка, для потребителя, для экономики это тупиковый путь.

От регулятора здесь рынок ждет четких прозрачных требований по конкурентности для каждого вида продукции. Например, должно быть обеспечено присутствие на рынке не менее трех поставщиков одного класса продукции. И жестко следить за этим условием в тендерах и программах господдержки НИОКР. Позитивный пример такого подхода – Китай, где государство формулировало требования к оборудованию и софту, проводило тендер на НИОКР и выбирало трех (не одного!) победителя, финансируя все три НИОКР. А далее отдавало на откуп рынку выбор наилучшего нового продукта.

 

Альянсы как выход

В этих условиях все больше компаний готовы смотреть в сторону создания технологических альянсов, они позволяют преодолевать барьеры в разработке и производстве сложной продукции, которые в одиночку пройти сложнее. Считаю, как раз в рамках импортозамещения потребность в исследовательских и технологических альянсах возрастает. Только так, объединяя интеллектуальные и финансовые ресурсы, мы можем надеяться в короткий срок создавать продукты, максимально конкурентоспособные с зарубежными образцами, ведь в глазах потребителя мы конкурируем с лучшими.

 

Локализация не равно импортозамещение

Еще один риск – подмена понятия «импортозамещения» «локализацией».

Разве цель – крупноузловая сборка, отверточная технология? Хорошо, сначала «Собрано в России» — нормальный этап, но стремиться надо к «Сделано в России», а это совсем иное. Это означает, что конструкторская документация и софт – российские.

Это не означает запрета на покупку авторских прав или ноу-хау за рубежом, это тоже необходимый элемент программы импортозамещения в ряде случаев, как, например, с производством турбин большой мощности.

Идея  заменить все полностью и сразу на отечественное тоже несет в себе риски и может привести к технологическому отставанию от мира и неэффективному расходованию ресурсов всех участников – бизнеса, государства, потребителей. Оптимальный баланс между развитием собственных производств и эксплуатацией эффектов международной кооперации нужно искать отдельно для каждого вида продукции.

Чтобы разграничить понятия импортозамещения и локализации, нужно оперировать критерием «доля (уровень) отечественности продукции» (с целями в процентах на несколько лет вперед по каждой группе оборудования и программного обеспечения), а не «уровень локализации». И напрямую увязать его с объемом преференций в торгах, субсидиях, грантах.

 

Эффекты для смежных отраслей

С точки зрения мультипликативных эффектов особое значение имеет создание или даже воссоздание отраслей производства компонентов-комплектующих. Российские компании справились с задачей создания продуктов из зарубежных компонентов, это касается и рынка софта. Теперь пора производить эти компоненты самим, и эту задачу не решить без участия государства, без привлечения инвестиционных механизмов типа государственно-частного партнерства.

Другой пример, недавно было объявлено о разработке госпрограммы развития микроэлектроники объемом до 0,8 трлн. рублей. Это может иметь колоссальный эффект. Если установить производителям требования к уровню отечественности их продукции, по цепочке бенефициарами этой программы, в случае ее успеха станут смежные отрасли, например, производство АСУ ТП.

 

Ожидание перспектив импортозамещения

Для реального импортозамещения в наукоемких секторах особенно важны понятные игрокам, долгосрочные и предсказуемые правила игры, установленные государством.

Мы наблюдаем согласование позиций Минпромторга и Минэнерго России в направлении импортозамещения в области промышленной автоматизации, была создана совместная рабочая группа. Отраслевое сообщество ожидает появления регуляторики, которая станет и для частных, и для государственных энергокомпаний стимулом к использованию отечественных разработок и программного обеспечения.

Возможно, целесообразно было бы создать специальный Фонд импортозамещения, учредителями которого станут наряду с государством крупнейшие корпорации – потребители продукции. Их роль – сформировать техзадания и распределять средства на исследования и разработки.

Давайте за тактической целью минимизации угроз от санкций помнить и стратегическую – развитие отечественных технологий полного цикла. Это не относится к конъюнктуре и означает серьезность и долгосрочный характер политики импортозамещения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.